Левин Фёдор Петрович ­ – 60 лет в лифтовой отрасли

Старейший работник лифтового хозяйства Москвы Фёдор Петрович Левин связан с лифтами вот уже 60 лет.

Трудовую деятельность Фёдор Петрович начал в 1942 году 14-летним подростком, когда делал на мебельной фабрике ящики для снарядов, а потом работал слесарем в трамвайном депо. В 1947 году он окончил 10 классов школы рабочей молодёжи и вскоре был призван в Советскую Армию. На военной службе Фёдор Петрович стал мастером по авиавооружению, а затем был направлен в Китай. Там вместе с другими советскими специалистами он помогал китайским военным осваивать советскую военную технику, за что был награждён медалью КНР «За участие в перевооружении Вооружённых сил Китайской Народной республики».

Демобилизовавшись в 1954 году, Левин Ф.П. поступил в контору № 2 треста «Лифтремонт» помощником монтёра и последовательно прошёл традиционный для руководящих работников МОСЛИФТа путь: мастер, прораб, начальник ПТО, главный инженер РСУ-5, начальник РСУ-4 (в 1993 году РСУ-4 было передано в Мос ОТИС).

Levin1

В 1994 Левин Фёдор Петрович перешёл в ИКЦ «Инжтехлифт», где и сегодня передаёт свой богатейший жизненный и производственный опыт молодому поколению, а также принимает активное участие в подготовке обслуживающего персонала лифтового профиля.

Фёдор Петрович вспоминает разные интересные истории, которые случались с ним за 40 лет работы в МОСЛИФТе.

Я прочитал объявление, что требуются монтёры по лифтам, и пришёл в трест на Моховую улицу к начальнику отдела кадров Ершовой Надежде Семёновне. Со мной поговорили сам Иван Егорович и Бродский Михаил Григорьевич, который тогда работал замом главного инженера.

Меня направили в контору № 2, тогда начальником конторы был Шуров И.П. Сначала я работал монтёром — так тогда назывались электромеханики по лифтам — у прораба Зенина Петра Трофимовича, который стал моим первым учителем-наставником в лифтах.

Лифты были старые, многие с лебёдками барабанного типа, работали только на подъём. Мы их модернизировали, чтобы работали и на спуск, всего переоборудовали около 800 лифтов.

Когда поступил на вечернее отделение МИСИ им. Куйбышева, меня перевели в мастера. В одной группе со мной учился Августин Ионов, который в то время работал в Лифтремонте и с которым мы дружим до сих пор. Он стал профессором и много лет преподаёт в МИСИ — учит лифтовиков: там по инициативе МОСЛИФТа в 1973 году была начата подготовка инженеров лифтовой специальности.
Когда было организовано РСУ-4, меня перевели туда начальником ПТО. Управление размещалось в здании церкви бывшего монастыря в конце Таганской улицы. Сейчас там снова женский монастырь.

Когда было организовано РСУ-5, меня назначили туда главным инженером, а начальником был Родкевич И.О. В 1966 году в РСУ-5 были переданы на обслуживание лифты в жилых домах ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Для выполнения этой ответственной работы был создан специальный участок, где в круглосуточном режиме работали самые высококвалифицированные электромеханики. Но иногда в работе спецучастка случались и промахи.

И генеральный секретарь Брежнев Л.И. застревал в лифте

Хорошо помню случай, когда в лифте застрял генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Он жил в доме 26 по Кутузовскому проспекту на четвёртом этаже, а лифты в этом доме обслуживал спецучасток РСУ-5, где в то время я работал главным инженером.

Освободили Леонида Ильича быстро, поскольку в этом доме круглосуточно дежурили электромеханики, но случай без последствий не остался. Мне позвонил Иван Егорович и сказал:

– Тебя ждут, надо поехать и разобраться, как это получилось.

Я пришёл в кабинет управляющего домом Федячкина, бывшего полковника КГБ, где меня ждали Широков из отдела № 9 КГБ и ещё двое «молчунов». Федячкин сразу начал возмущаться:

Безобразие! Как вы могли допустить, что генеральный секретарь застрял в лифте?!

У нас с вами есть договор, — отвечаю я, — где написано, что обеспечить постоянное электропитание до главного рубильника обязан владелец, то есть вы. Лифт остановился из-за того, что выбило фазу. Пойдёмте на лифт.

Все пошли в первый подъезд, открыли вводный щит на первом этаже, а там пыль и грязь, все контакты «закисли». Двое «молчунов» сразу ретировались, а я предложил Широкову посмотреть ещё и машинное помещение. Идти к нему надо было по чердаку, перешагивая через многочисленные трубы. Широков возмущённо выговаривал Федячкину:

Что, у вас досок нет, чтобы сделать нормальный подход?

Когда вернулись в кабинет управдома, я сказал, что на лифте положено периодически проводить профилактический ремонт, а генерального секретаря нельзя оставлять без лифта, и предложил установить в подъезде второй лифт, что вскоре и было сделано.

Как создавали СПНУ-10

В начале моей работы начальником РСУ-4 был случай, когда нас — начальника РСУ-2 Захарова В.С., меня и начальника РСУ-3 Гефтера Х.М., а также начальников ПТО этих управлений чуть было не посадили.

Дело было так. В то время работы по замеру сопротивления изоляции перед техническим освидетельствование лифтов по договорам с управлениями проводил спецучасток Куликова одного из городских трестов. При этом бывали случаи, когда замеры надо было производить повторно, например, после залития шахты лифта из-за аварии.

И вот в БХСС поступила анонимка, что Куликову руководители управлений за взятки подписывают акты на невыполненные повторные работы по замерам. Следователь счёл это завышением объёмов, начал разбираться и вызывать на беседы начальников управлений.

А я тогда я учился на последнем курсе вечернего отделения МИСИ, и мой друг-однокурсник попросил помочь ему с чертежами дипломного проекта. Когда мы у него дома закончили чертить, он предложил на следующий день пойти в кафе «отметить» это дело. А я сказал, что пойти не смогу, поскольку вызывают к следователю. Это наш разговор услышал отец моего друга, который был адвокатом, и начал меня расспрашивать, что да как.

И когда я рассказал, что мы дали подписку о не выезде, он сказал:

«Вы не свидетели, а обвиняемые, и вас могут осудить».

Такого поворота событий я никак не ожидал и утром следующего дня позвонил Ивану Егоровичу. Он внимательно всё выслушал и сказал, что надо хорошо подготовиться к встрече со следователем.

Я собрал всех «причастных», всё им рассказал, и все дружно решили:

«Ну, раз ты всё узнал и разобрался, то тебе и нужно ехать к следователю».

Я ещё раз проштудировал ПУБЭЛ и, приехав к следователю, попросил пригласить прокурора и экспертов, которые давали заключение по фактам анонимки. Когда я всё подробно разъяснил, ссылаясь на статьи ПУБЭЛ, прокурор быстро разобрался во всех деталях и дело против нас прекратили.

После этого было принято решение создать свой электроизмерительный участок в РСУ-3. Его возглавил Рувинский Л.Л., а когда число обслуживаемых лифтов перевалило за пятьдесят тысяч и объём работ значительно вырос, участок реорганизовали в специализированное пуско-наладочное управление № 10.

Платформа для Шостаковича

Сейчас подъёмными платформами никого не удивишь, а раньше их в Москве не было. Но мне пришлось с иметь дело и с подъёмными платформами, когда я был главным инженером РСУ-1.

Однажды меня вызвал Иван Егорович и сказал, что на даче у композитора Дмитрия Шостаковича нужно установить подъёмную платформу. Дело в том, что у Дмитрия Дмитриевича болели ноги, а его студия находилась на втором этаже дачи, где он жил круглый год. Кто-то из его заграничных друзей увидал, как он тяжело поднимается по лестнице, и прислал ему комплект оборудования из Англии. Прислали, конечно же сначала в правительство страны, а оттуда по цепочке: Мосгорисполком — Главмосжилуправление — МОСЛИФТ.

Я получил оборудование платформы, техдокументацию, подобрал толковых монтажников, мы всё изучили и поставили платформу. Как всегда нам говорил первый руководитель МОСЛИФТа Егоров И.Е.:

«Для МОСЛИФТа слово „нет“ не существует».

Мой первый урок

Оглядываясь назад на прожитые годы я часто вспоминаю Ивана Егоровича Егорова, бессменно стоявшего не один десяток лет руководителем МОСЛИФТа. С годами всё более ясно осознаёшь, что он являлся самым совершенным из всех руководителей, которых мне приходилось встречать в своей трудовой деятельности.

Искусство общения с людьми, умение правильно общаться с другими людьми при вступлении с ними в деловые или социальные контакты представляет собой самую сложную задачу, с которой мы сталкиваемся в жизни. Иван Егорович прекрасно владел данным искусством.

Он всегда был искренен. Не обещал никому того, чего не мог исполнить. Понимал, что бранить подчиненных глупо, не принимал поспешных решений по отношении провинившихся подчинённых, а говорил, что нужно подождать какое-то время, дня два, лучше три, а потом принять решение по данному вопросу.

При обращении с подчинёнными и коллегами по работе никогда не повышал голоса и не делал «начальственных» разносов при возникновении различных неблагоприятных ситуациях.

Никогда не осуждал нас, своих подчинённых, а старался доискиваться, в силу каких причин мы поступали так, а не по-другому, порождая в наших душах сочувствие, терпимость и доброту.

Мне вспоминается такой инцидент, хотя и прошло много времени с тех пор. Это было в начале 60-х годах прошлого века. Работал я главным инженером в РСУ-5, когда однажды в доме на Фрунзенской набережной из-за обрыва силового кабеля остановились лифты.

Нами совместно с владельцем лифтов оперативно были приняты меры по восстановлению силового кабеля и пуска лифтов в эксплуатацию.

Как вы думаете, что сделал Иван Егорович, когда он узнал об этом инциденте от городских властей, а не от меня?

Он сперва поблагодарил меня за оперативный пуск лифтов, и только потом добавил, что имел неприятный разговор с городскими властями, почему он не информировал их о данном инциденте.

Я был тогда очень расстроен от сознания собственной вины, хотя Иван Егорович не сделал мне ни одного замечания, а только сказал:

– Я уверен, что больше неприятных разговоров с городскими властями по данному инциденту у меня не будет.

И это был мой первый урок, который запомнился на всю жизнь.

Levin2

Аппарат управления РСУ-4. Стоят слева направо: Торохов В.А., Овчинников И.А., Самойлова А.Я., Левин Ф.П., Бедерова Л.М., Трошинская А.А., Потапова В.А., Золкин А.А., сидит крайняя слева Львова Н.П.

От редакции

Левин Ф.П. по праву считает себя одним из многих учеников Ивана Егоровича Егорова, который возглавлял МОСЛИФТ на протяжении 33 лет.

Но и у самого Фёдора Петровича много достойных воспитанников, среди которых Золкин А.А., Юдин С.С., Торохов В.А., Телков В.Д., Потапова В.А., Львова Н.П., Малюшкина В.Д. и др.

За многолетний добросовестный труд Левин Ф.П. награждён медалями «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», «Ветеран труда», нагрудным знаком «Почётный работник МОСЛИФТа».

Запись опубликована в рубрике ЖЗЛ с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.