Новые байки Бельского

Как я проучил воришку лампочек

Когда я ещё работал в РСУ-4 помощником монтёра по лифтам, на Мытной улице, в подъезде дома 23 каждый день кто-то выворачивал электрическую лампочку в кабине лифта. Буквально, каждый день…

Дошло до того, что приходя утром на работу, я постоянно находил на столе записку «Чижик, замени лампочку».

Мне это дело порядком надоело и я решил принять меры.
Нашёл проволочный металлический кожух от светильника и стал аккуратно обматывать проволоку изолентой. Прораб меня спрашивает:

– Что ты делаешь?
– Да надоело лампочки менять каждый день!

Вывел два голых кончика наружу, пошёл на лифт и установил этот кожух на лампочку. Затем выключил рубильник, проводочки прикрутил к каркасу кожуха и с довольным видом вернулся в мастерскую… А напряжение, надо сказать, в то время было 127 вольт.

На следующий день прихожу – опять записка «Лампочка не горит». Я уж совсем не пойму, в чём дело. Пошёл на лифт, он работает. Кабина опять без света, но лампочка на месте. Поднялся в машинное – выбит световой предохранитель. Думаю, что воришке не поздоровилось. Мой прораб, когда узнал про это, схватился за голову… Зато лампочку в кабине больше никто не трогал.

Ещё способ борьбы с хищениями

В бытность мою прорабом радистов у нас были частые случаи хищения динамиков, микрофонов из переговорных устройств и других радиодеталей — тогда подростки да и некоторые взрослые увлекались музыкой и делали самодельные звуковые колонки.

В то время у меня на Винницкой улице работал симпатичный высокий парень Серёжа Леонтьев. И вот я однажды заметил, что все бригадиры постоянно приносят акты по хищению оборудования, а он за целых месяц – ни одного. Удивительно, но у него совсем прекратились хищения динамиков и микрофонов.

Я решил разобраться, в чём дело, и попросил его поделиться опытом на сборах прорабского участка.

Оказалось, что он однажды собрал окрестных подростков, разложил перед ними разные уже ненужные детальки и предложил забирать кому что нужно. Это сработало отлично! Хищения прекратились, и более того, сами пацаны предупреждали Сергея, где готовится хищение.

Года через два он уволился от нас и перешёл на работу главным инженером ЖЭК на Озёрную улицу в дома-новостройки. Узнать его новый телефон было не сложно и однажды я решил его немного разыграть.

Звоню и старческим дребезжащим голосом говорю:

– Здравствуйте, Сергей Георгиевич! Скажите, у вас в ЖЭКе туалет есть?
– Конечно, – удивлённо отвечает он. – А что случилось?
– Вчера приходили ваши слесаря, сказали, что новый унитаз требует ремонта, отвинтили его и унесли. Можно я буду пользоваться вашим туалетом?

Всегда вежливый и выдержанный Сергей Георгиевич закричал:

– Вы бы ещё голову свою отдали! Как можно новый унитаз чинить!
– Серёжа, ты что, про Бельского совсем забыл? – говорю уже своим голосом.
– Анатолий Иванович, – облегчённо вздохнул Сергей, – у меня на днях спёрли две новые электроплиты, а тут ещё унитаз… Думал, что в РЖУ меня засмеют.

«Вас вызывает Сочи»

Работая в РСУ-5 прорабом по ОДС, я должен был ежедневно до 10-00 звонить в группу ПОР по простоям оборудования Людмиле Черкасовой, симпатичной, пухленькой девушке.

В один из дней решил подурачиться. Говорю женским голосом:

– 134-22-00? Это междугородняя, Сочи на проводе.

Трубку положили на стол, слышу голос Зины Вандриковой:

– Девки, у меня в Сочи никого нет. Слушайте, это, наверное, Папанову (главному инженеру, у которого был параллельный телефон). А говорил, что ребёнка на лето некуда отправить!

Мне бы положить трубку, да смотаться. Нет, стою, жду как дурак. Прибегает Папанов Г.Н., который был на совещании у Азаренкова И.О.:

– Да, да! Москва слушает, кто говорит?
– Геннадий Николаевич, извините, это Бельский, – говорю заплетающимся голосом.
– Бельский ?! Ты где?
– Я в прорабской, на Удальцова, 6. Решил над Людмилой подшутить.
– Я тебе так пошучу, на всю квартальную прогрессивку! – и бросил трубку.
Через несколько часов мы встретились на приемке ОДС по Ленинскому проспекту, 43. Геннадий Николаевич улыбается, подает руку, говорит:
– Больше так не шути!

История одной фотографии

В конце 2002 года накануне 50-летия Мослифта все управления получили от руководства задание подготовить фотографии для памятного альбома.
Я с фотоаппаратом ездил по участкам и снимал наших работников.

А на одном из участков на улице Крупской в доме 4 тогда работали электромонтёры ДО и ТА Ермолаев Сергей Николаевич и Агеев Вячеслав Борисович.

Я с большим трудом уговорил их подняться на крышу, где надо было поправить натяжение кабеля ОДС. При этом мне пришлось уговаривать их надеть новую, только что полученную спецодежду зелёного цвета. Кстати, это была самая неудачная форма изо всех по качеству материала.

Монтажные пояса и страховочные верёвки они тоже отказались надеть, как я их ни уговаривал. Поэтому мне самому пришлось тащить на крышу два пояса …
День был ясным, и я старался снимать так, чтобы лица были освещены солнцем.

Ермолаев и Агееа

Фотография в итоге получилась отличная. Разглядывая её более внимательно, я увидел на заднем плане силует здания МГУ.
А через некоторое время нам в управление прислали пачку карманных календариков на 2003 год, где слева была групповая фотография генерального Золкина А.А. и его сподвижников, а справа – эта моя фотография.

Доркомэкспо-2002 руководство - 2
Конечно, оба радиста, которых я с трудом «загнал» на крышу, обрадовались, получив такие календарики. А через несколько дней стали просит у меня дать ещё по-нескольку штук.

«Пропавший» договор

Одним из наших заказчиков является министерство атомной промышленности, где мы обслуживаем диспетчерский пульт АСУД-248 и где до сих пор действуют строгие контрольно-пропускные порядки, установленные ещё при Берии. Например, чтобы попасть на территорию, нужно пройти как минимум три КПП.

Однажды у главного инженера нашего СУ-8 Казакова А.К. мы обсуждали проект договора с этим министерством, к которому наш заказчик дал ряд замечаний.
На следующий день мне звонит начальник планового отдела Елена Владимировна Быкова и настойчивым голосом спрашивает, нет ли у меня договора с поправками, который был в единственном экземпляре.

– Конечно нет, я его даже в руках не держал, – отвечаю.

На следующий день с утра снова звонит Лена:

– Анатолий Иванович, договор найти не можем! Посмотрите в своём дипломате.
– Ладно, – отвечаю, – сейчас посмотрю ещё раз.

Вытаскиваю все бумаги из своего дипломата и с изумлением вижу, что откуда-то вывалился этот самый договор! Рядом со мной сидел Юра Липатов, наш главный физкультработник:

– Анатолий Иванович! Порви и выброси, иначе выгонят с работы.
Но я всё-таки позвонил сначала Быковой, а потом Казакову. Видимо, забирая со стола Андрея Константиновича другие свои бумаги я нечаянно взял и договор. Перезваниваю Елене:

– Лена, оказывается договор действительно у меня.
– Анатолий Иванович, как вам не стыдно! – единственно, что сказала Лена и положила трубку.

А когда я позвонил Казакову с «радостным известием», тот аж поперхнулся:

– Ну, Анатолий Иванович…

Я сразу отвёз договор в управление. Вечером на совещании Андрей Константинович хотел высказать, что он обо мне думает, но я быстро сообразил, что сказать:

– Андрей Константинович! Я Вас очень уважаю как человека и как специалиста, но скажите, зачем Вы позавчера положили в мой дипломат этот договор?

Он рассмеялся.

Лучшее средство от зануды

В аварийной службе РСУ-5 у нас работали два такелажника: один крупный и плотный, а другой маленький и щупленький, чем-то похожий на знаменитого клоуна Карандаша. Фамилий их я уже не помню, но помню, что их прозвали «Братья Лю», была такая детская китайская сказка. Начальником аварийной службы был тогда Алексей Петрович Куницын. Ему подчинялись и мы с Володей Гурским.

Младший «брат Лю» был партийным, не пил, не курил, вовремя приходил на работу, но если на один день задерживали выдачу мыла или ломался черенок у лопаты, тут же звонил в райком партии.
Наш куратор из райкома умолял:

– Угомоните вы его – я должен реагировать на такие обращения, а у меня куча более важных дел.

Потом этот «младший Лю» обучился на радиста, и однажды мне звонит начальник РСУ-5 Иван Осипович Азаренков, чтобы я принимал его на работу по специальности на свой участок. В этот же вечер я собрал весь свой участок и рассказал о надвигающейся угрозе. Тут встаёт бригадир Слава Тезиков и говорит:

– Чего Вы мучаетесь, Анатолий Иванович! Давайте его ко мне.

Это было в понедельник. А в пятницу «младший Лю» пришёл ко мне с заявлением об увольнении, потому что работа скучная и неинтересная, приходится целыми днями менять контакты. К слову, все мы выполняли такую же работу. Сообщаю новость Азаренкову, тот обрадовался:

– Бери такси, я оплачу, вези его в управление, пока не передумал.

На следующих сборах спрашиваю Тезикова:

– Слава, как тебе удалось? Куницын три года с ним мучился. Какую работу ты ему поручил?
– Да я его послал на замену контактов в дом 8, корпуса 3,4,5…
– Слава, там же в подвалах полно блох и даже слесаря ЖЭК туда по полгода не ходят.

Слава загадочно улыбнулся и сказал:

– Надо же, а я и не знал!

Лекарство от экземы

В 80-х годах у меня на Ломоносовском проспекте, 7 устроился на работу радистом Анатолий Киреев, бывший штурман дальней авиации. Человек очень дисциплинированный и исполнительный — сказывалась многолетняя служба в авиации.

В один из дней он отпросился у меня к врачу. Через неделю снова отпрашивается к врачу. Когда ещё через неделю Анатолий в очередной раз стал отпрашиваться к врачу, я не выдержал:

– Анатолий, в чём дело, что с Вами?
– Да понимаете, Анатолий Иванович, наверное после севера организм не перестроился, появилась экзема на обеих ногах. Мазей всяких накупил, но они не помогают.

Вскоре, поработав в подвале одного из домов, Анатолий пришёл в диспетчерскую сдать ключи от подвала и стал отряхивать брюки. Диспетчер, увидев это, сказала:

– Вот что, голубчик, иди-ка ты отряхивать своих блох на улицу.
– Каких блох? – удивился Анатолий.
– Таких! Вы же работаете в подвалах, а там полно блох.
– Надо же! Оказывается, это блохи! А мне врач уже третью мазь прописал от экземы.

Он тут же перезвонил мне и радостно сообщил, что это не экзема, а обычные подвальные блохи.

Запись опубликована в рубрике ИСКУССТВО, КАК ЭТО БЫЛО. Добавьте в закладки постоянную ссылку.