Байки Бельского ч.5

Розыгрыши Надежды
Работала у нас на участке распределителем работ Надя Королёва. Была очень активной: на каждом собрании выступала с критикой Родкевича И.О. – начальника СУ-5. И над нами с Володей Гурским любила подшутить.
В то время была мода на карманные радиоприёмники. Мы с моим напарником Володей Гурским ездили в магазин «Пионер» на Белорусской, покупали радиодетали, корпуса-мыльницы, сами вручную мотали дросселя по 1200 витков и собирали в свободное время эти самые карманные радиоприёмники.
А Надежда, как увидит нас за этим занятием, сразу:

-А, опять приёмники собираете…
Мы тоже решили над ней подшутить. Отключили радиосеть в её комнате, протянули проводочки к себе в мастерскую, подключили к ним микрофон и стали ждать обеденного перерыва. Обедала она вместе с диспетчерами: полбуханки хлеба, шматок сала или колбасы грамм на двести и алюминиевая поллитровая кружка чая.
В обеденный перерыв Володя отключил усилителем музыку из радиоприёмника и начал говорить через свой микрофон «дикторским» голосом:
– Внимание, внимание! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза, Центральное телевидение…
– И Интервидение, – подсказываю я. (Оно только-только появилось).
–  И Интервидение, – продолжает Володя. – Киев, Харьков, Днепропетровск, Одесса и другие города Советской Украины подверглись ядерной бомбардировке. Просьба к жителям Москвы сохранять спокойствие.
Слышим, в соседней комнате Надежда громко захохотала. Ну, думаем, розыгрыш не удался и продолжаем ремонтировать переговорник.
А слышим, что Надя продолжает хохотать. Решили посмотреть, в чём дело. Видим, что она лежит поперёк топчана, хлеб с салом валяется в углу. И она не смеётся – у неё истерика! Увидев нас, она запричитала:
-Вторая война на моём веку! У меня вся родня в Днепропетровске, я их больше не увижу!
Потом оказалось, что она девчонкой полгода была в Освенциме.
Мы её стали успокаивать, показали проводочки, дали микрофон в руки. Она фукнула в него, немного успокоилась, напудрилась, брови повела, подкрасила губки и сказала нам:
– Ну, черти, если сейчас не купите мне торт за 2-39, я вас точно заложу!
Мы скинулись с Володей по рублю, которые предназначались на обед, заняли 40 копеек у диспетчера и купили в соседнем гастрономе торт. Надя и нам дала по кусочку.

Вот ещё одна история.
Однажды приходим с участка в мастерскую, а нам диспетчер говорит:
– Ребята, вам привезли какие-то коробки.
Посмотрели, а это четыре коробки с динамиками. Куда нам столько динамиков? Мы запихнули две на антресоли, а третья не лезет – нестандартная. Мы её вскрыли, а там мощные динамики для колонок. Попробовали подключить — звук обалденный. Видимо, на радиозаводе что-то перепутали или нужных нам не было.
Ну, мы, конечно по динамику себе домой, а потом решили поставить один в кабину лифта. Установили сзади кабины, проверили связь… Из кабины лифта выскочила бабка и пошла пыль от сильного звука.
Стали думать, куда ещё можно приспособить эти динамики. Как же – ружьё заряжено, должно выстрелить. Думаем или к себе в мастерскую, или в мастерскую Жени Ермоловича, был у нас такой бригадир, крупный мужчина.
Потом решили установить в туалете, рядом с комнатой Нади. Всего-то три метра провода протянуть. А туалет маленький, унитаз облезлый, ноги некуда поставить. Прикрепили динамик под унитаз, а «уши» динамика выглядывают. Выход нашли: лампочку на 40 ватт вывернули и ввернули на 15 ватт.
Стали ждать, когда Надежде потребуется зайти в туалет… Вот Володька Гурский влетает в мастерскую:
– Надька газету рвёт… (про туалетную бумагу тогда и не слыхали).
Мы быстренько включили усилитель, я взял стакан воды и стал переливать перед микрофоном воду в другой стакан. В микрофоне раздалось громкое бульканье. Я начал говорить в микрофон жалобным голосом:
– Ой…Ой…Помогите кто-нибудь… Утопили…Ради Бога, воду не спускайте!
Вдруг дверь туалета распахнулась, из него выскочила Надежда с приспущенными штанами, посмотрела сначала наверх, потом в унитаз, а затем медленно повернулась к нам. Увидев её лицо, мы поняли, что отомщены за все её издёвки над нами.
Надежда стала хохотать и хохотала полчаса, пила холодную воду и не могла остановиться…
Через какое-то время она перешла на работу в СПНУ-10. Мне тоже пришлось через несколько лет там работать пять месяцев прорабом. И вот однажды стою я в очереди в кассу за зарплатой, вдруг меня увидала Надежда:
– Ой, Бельский, – очень обрадовалась и стала обниматься при всех.

Запись опубликована в рубрике ИСКУССТВО с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.